Monday, September 27, 2010

Интервью с Вероникой Калачёвой - иллюстратором "Из архива миссис Базиль Э. Франквайлер" - ч. 1




Я впервые увидела работы Вероники Калачёвой, когда мы искали иллюстратора для нашего блога и магазина. И немедленно в них влюбилась. И даже подарила один принт подруге – поскольку на нем со всей очевидностью были изображены подругины дети в подругиной квартире.

С тех пор я регулярно заглядывала в жж Вероники и смотрела на новые работы. А когда я узнала, что в Розовом Жирафе выходит целая большая книжка с ее иллюстрациями, то просто не могла дождаться, когда ее увижу.

Книга получилась отменная. Я обязательно напишу еще отдельно о самой истории, но сегодня у нас интервью с Вероникой – о работе над книгой, о Нью-Йорке и о любимых детских книжках. Это первая часть, вторая будет через пару дней.

(Примечание: хотя мы говорим об эскизах и планах иллюстраций, на картинках здесь готовые иллюстрации из книги)


cover
Конигсбург Е.Л. Из архива миссис Базиль Э. Франквайлер, самого запутанного в мире

М: Поздравляем с выходом книги! Очень здорово, акварели такие сочные!

В: У меня часто акварели очень яркие как раз. И у акварели ведь тоже много разных «лиц» бывает – бывает акварель прозрачная, бывает многослойная, бывает по сырому, все это разные техники. Мне нравится акварель свежая и яркая. Чтобы с первого раза ярко.

М: Со статуями интересно было? Это же как упражнение, вы же до этого статуй перерисовали, наверно...


В: Да... ну единственное, был смешной момент, когда... Ну там стояла статуя, они там все обнаженные, в каких-то там одеяниях...

Из архива миссис Базиль Э. Франквайлер, самого запутанного в мире

М: А вы с сайта музея брали изображения, то есть это конкретно статуи, которые есть в этом музее?

В: Да, да. И мне сказали, что, мол, книжка-то детская, надо бы грудь прикрыть. А я говорю: «ну как же?» Ну я там как-то пыталась прикрывать... И такая же история, кстати, с мальчиком. Он на самом деле был нарисован голым, и меня попросили... так вот... туманно затереть . Тоже я немножечко поспорила на этот счет, но уступила. Меня, например, в детстве такие вещи совсем не смущали. У меня была книжка со сказками народов мира, и там была такая обложка, вся испещрена какими-то орнаментами и картинками, и я разглядела, что там была голая русалка, ну то есть верх голый, а там вот такой красивый шикарный хвост. Мне казалось, что это какой-то классный такой секрет, я, вроде, ребенок, а у меня такая вот иллюстрация. Я вообще страшно гордилась, ну то есть совершенно не стеснялась этого, хотя, может быть, сейчас дети другие... мне сказали, что дети очень стесняются таких вещей, поэтому надо все это прикрывать.

М: Вообще дети, которые в музеи ходят, они же видят там статуи... но, наверно, не все ходят.

В: Ну, поскольку у меня детей пока что не было, мне не к чему было аппелировать.

М: Я думаю, что когда появятся, это не слишком поможет, потому что в таких вопросах во всех семьях абсолютно по-разному это все решается. Многие действительно упадут в обморок, если ребеночек что-то там увидит, хотя ребеночку на улице давно уже все рассказали.

В: Ну я вот, например, считаю, что в воспитании очень важно, чтобы от семьи такие вещи шли.

М: Конечно.

В: То есть, я с пониманием отнеслась к таким просьбам, ну, посмеялась, да и...

М: Как вообще выглядела работа? Вам говорили, что конкретно иллюстрировать, какие места или просто дали количество иллюстраций, или..?

В: Нет, на самом деле была полная свобода.

М: То есть дали текст уже готовый, переведенный на русский и...

В: Да, я придумывала формат книги, количество иллюстраций, в общем всё-всё-всё. И коллажи. Ну, начиналось все на самом деле так: я составляла план из небольших таких почеркушечек, могу показать – вот у меня эскизы какие-то... Ну, собственно там было видно, что тут у нас перед главой будет коллаж, тут двухполосная иллюстрация, тут такая иллюстрация. И если я уже точно знала, какой я хочу образ, то я рисовала схематично: тут у меня будет стоять Эмма с тарелками, тут у меня Эмма с Джимми. Но, естественно, часть из этих иллюстраций передумалась еще несколько раз, а некоторые так с первого раза и прижились. В общем, я составляла вот такой план иллюстративный, пересылала это автору проекта, Алисе, и мы с ней решали уже, что нам нравится, что нет.

Вот, остались небольшие такие почеркушки... Сейчас я отыщу, как это примерно выглядело. Ну вот, например, это я думала над композицией, где репортер стоит.

7

Я просто думала, из-за плечей лучше показать или так, потом я наткнулась на такое трогательное описание, как дети встали на носочки и тянулись из-за спины, и я подумала, что хорошо бы это показать. Ну то есть в некоторых эскизиках я шла от цвета, в некоторых – от каких-то моментов, которые хотелось показать. Вот, например, мысли на тему разворота, где Эмма тарелки достает, а дети там играют. Ну то есть они выглядели, конечно, вот так: вот старушки в музее... некоторые прямо совпали... ну вот эти тоже есть... тут с автомобилем такое цветовое сочетание... а это они в парке...

9

М: Там еще потом появился дядя с кучей собачек.

В: Да, да. Ну, многие идеи мне подсказывала Алиса. У нас вообще строилась работа таким образом: Алиса мне помогала в подборе фотоматериалов. Мы накопали просто огромную тонну фотографий интересных, то есть она подсказывала, а поскольку она живет в Америке, а я ни в Нью-Йорке, ни в Америке ни разу не была, она мне подсказывала, как оно было там тогда, и как сейчас, и, например, такой образ человека, выгуливающего сразу целую стаю собак, у них это обычное дело, и я воспользовалась этим советом.

М: Очень похоже получилось. Я в Нью-Йорке была пару раз, и атмосфера действительно очень похожа. Я не была в те годы, конечно, но дома в ряде районов выглядят и сейчас совершенно так же.

11

В: Ну... мне кажется, что, если я попаду в Нью-Йорк, то буду чувствовать себя как дома.

М: Да, потому что вы много пересмотрели. И вот это вот очень похоже на Новую Англию. Вот это какой-нибудь там Коннектикут или Род-Айленд.

3

А в Нью-Йорке вот такую вот картину легко можно увидеть. Ну, может быть, фонарь не такой, а все остальное именно так – половина машин желтые, пожарные лестницы, все это очень похоже.


5

В: Ну я не знаю, есть ли сейчас фонари там такие или нет, но все это бралось с фотографий. Брала может быть там фонарь с одной фотографии, что-то еще с другой...

М: А вот и Бруклинский мост...

10

В: Да, теперь если я в каком-то фильме вижу этот мост, меня просто не обманешь, я знаю, что это такое.

М: А до этого было какое-то представление о Нью-Йорке? У меня просто вот оно совершенно четко было из «Над пропастью во ржи», даже когда я книжку еще не начала читать, а только про нее услышала, про «детей в нью-йоркском музее», сразу вспомнила, как Холден Колфилд с сестренкой Фиби ходили в эти музеи, «встретимся в музее, где индейцы, или в музее, где картины?»

В: На самом деле у меня в голове образ больше по фильмам складывался, скорее всего. По каким-то банальным типа «Секс в большом городе» и «Друзья», в последнее время больше по сериалам. И еще перед началом работы над книжкой я прочитала «Одноэтажную Америку» Ильфа и Петрова. А так многое родилось именно из фотографий. Причем, когда мы делали подборку фотоматериалов, очень много было именно 50-60-х годов. А я вообще очень люблю это время, мне очень нравится мода тех лет, автомобили, просто балдею, по сравнению с современными автомобилями.

8

Вот это не совсем эскизы, это скорее план. Он, собственно, нужен был для того, чтобы понять объем работы, сколько всего иллюстраций ожидается. Потому что если начинать работу над большой книгой, а я считаю, что она все-таки достаточно большая, и не думать о ней в целом, то так можно проиллюстрировать классно первую главу, вторую, а потом иссякнуть. Я поняла, что нужно обязательно знать объемы и и действовать четко по плану.
Продолжение следует...

2 comments:

  1. Интересно, спасибо, буду ждать продолжения!

    ReplyDelete
  2. Думаю, сегодня ночью выложу вторую часть.

    ReplyDelete