Monday, June 18, 2012

Оловянные солдатики, книжки-картонки и большая любовь

Здравствуйте, дорогие читатели!

Сегодня у нас в программе один “Розовый жираф”, несколько обновленных Карлхенов и много “детгизовок”. Приступаем!

Пол Гэллико “Дженни”




Всем поклонникам "Томасины", любителям животных и просто хорошей литературы представляем новинку “Розового жирафа” - повесть Пола Гэллико “Дженни” в переводе Натальи Трауберг.

Книга начинается с того, что мальчик Питер превращается в котенка и чуть не погибает на улицах города. От смерти Питера спасает Дженни, худая пестрая кошка, которая покажет ему, как ловить мышей, приземляться на четыре лапы, быть вежливым и драться насмерть.

«Когда ты чья-нибудь кошка <...>, мало поймать мышь-другую и съесть что дадут. Нужно знать, когда хозяин встает и ложится, и работает, и ленится, чтобы всегда быть у него под рукой» - поучает Питера Дженни. На первый взгляд, это стандартные “кошачьи” привычки. А на второй, третий и десятый - правило отношения к дорогому тебе существу, независимо от того, кто он - кот, человек или марсианин.

Так что книжка, на самом деле, совсем не о животных. Несмотря на подробные инструкции, как вылизывать спину или выгибать язычок, когда пьешь молоко, Питер и Дженни больше похожи на людей. Редких людей с бесконечным запасом нежности и глубинной потребностью в близком человеке.  Их привязанность друг к другу по-человечески сильна и пронзительна, а в финале повести поднимается почти до пушкинских высот - и вызывает в памяти строки про “грустно и легко” и светлую печаль.

Стелла Парланд "Катастрофы и строфы о дреме и шуме"



Сборник стихов шведской поэтессы Стеллы Парланд в полной мере отражает ее любовь к театру, Италии, абсурду и словесным экспериментам.
“Катастрофы и строфы” - это визуально-текстовое приключение: переворачиваешь страницу и гадаешь, что иллюстратор Линда Бондестам придумала на этот раз.

Она может, например, опрокинуть текст на бок:



Или засунуть его в чайник:


Или пустить по страницам сквозного персонажа - дона Джованни, который путешествует по саванне и носит мышку в кармане:


Несмотря на это красно-черно-белое веселье, сами стихи могут быть серьезными:

Жизнь - как песик или птица?
Ей смеется? Ей грустится?
Что это такое -
живое-неживое?

А годы все идут...

Или очень реалистичными:

За дверьми, холодны и угрюмы,
целый день восседают костюмы.
И выходит от них их дверей
много грустных пальто и плащей.

Или легкими, незаметно глубокомысленными и ритмичными:

Принцесса по имени Шерлок,
весьма своенравная Шерлок,
себе женихов выбирала -
фамилия их примеряла:

Шерлок Нильсон?.. Как банально!
Шерклок Борг?.. Не музыкально!
Шерлок фон ден Туппенфьет?..
Нет, нет, нет!

Все эти разнообразные строки переведены Михаилом Ясновым, замечательным поэтом и детским писателем.

“История моих солдатиков” Рюрик Попов



В книге Рюрика Попова  оловянная армия переезжает с места на место, теряет солдат,  пополняется героями книг (например, Миледи и Карабасом Барабасом), приобретает дома - все на фоне истории одной русской семьи, революции 17 года, сталинских репрессий и мировой войны. Интонация этих мини-мемуаров простая и доверительная: кажется, что автор просто рассказывает тебе за чаем свою историю и показывает дорогие его сердцу вещи: детский рисунок отца или сочиненный им же гимн придуманной страны.

“История” - это к тому же множество советов по игре в солдатики: как ходить, как стрелять, как изготовить солдатика самостоятельно, как построить ему дом и как создать собственный маленький мир.

“Включите кошку погромче” Сергей Махотин



А еще
скормите вареную морковку солнечному зайчику
или
перевоспитайте вора пирожками с капустой. -
о том, как это делается, подробно рассказано в сборнике современного детского писателя Сергей Махотина.

Сборник этот разный, как детство, и истории в нем самые разные: от смешных анекдотов из ребячьей жизни до рассказов о том, как помирить маму с папой, чем лучше всего делиться и какими словами утешить слепого мальчика.

“Кружок Умных Ребят: Задачи, загадки, головоломки, фокусы и приключения Макара Свирепого” Николай Олейников




Как портной без иглы,

Как столяр без иглы,
Как румяный мясник без ножа,
Как трубач без трубы,
Как избач без избы -
Вот таков пионер без “Ежа”!

- такую рекламу придумала ленинградская редакция для своего  “Ежемесячного журнала”, детского “всё” советских времен. Основал журнал Николай Макарович Олейников, тоже в некотором роде детское “все”, а наполняли рассказами и идеями Корней Чуковский, Самуил Маршак, Борис Житков, Егений Шварц, Даниил Хармс и многие другие, не менее известные писатели и поэты.

“Задачи, загадки, головоломки, фокусы и Удивительные приключения Макара Свирепого” - это “разные разности, разбросанные по страницам журналов 20-30-ых гг. XX века”.

Первая часть книги - чтобы поломать голову над задачками, узнать что-то новое и внять полезным советам.

А вторая - чтобы пуститься с излюбленным персонажем довоенной ребятни, Макаром Свирепым в путешествия и приключения:


"Карлхен, папа, мама и бабушка Никкель" Бернер Ротраут Сюзанне



Если вы еще не подсели на серию про улыбчивого крольчонка и его семью, то не сомневайтесь и подсаживайтесь. Это совершенно безвредно и очень приятно.


Карлхен похож на всех маленьких детей - он прячется в кровати, когда мама приходит его будить,забывает кошелек и список продуктов, когда отправляется в магазин, и не хочет идти спать, пока папа не отвезет его в детскую на Тапочковом поезде.

Теперь рассказы из первой книжки "Карлхен, папа, мама и бабушка Никкель" доступны в виде пяти книжек-картонок - можно купить их по-отдельности, а можно набором. Неудивительно, что "Мелик-Пашаев" решил переиздать эту серию  - истории немецкой писательницы и художницы Ротраут Сюзанне Бернер  детям хочется перечитывать снова и снова - такое там все родное, любящее и домашнее.

На сегодня все! Приятного чтения и отгадывания.

Monday, June 4, 2012

Мелок, талисман и воздушный змей

Здравствуйте, дорогие читатели!

В издательстве "Розовый жираф" новинки растут, как цветы под летним солнцем.
 

Рассказываем поподробнее.

Крокетт Джонсон “Гарольд и фиолетовый мелок”




На первый взгляд книжка про Гарольда кажется простой и незамысловатой.
Ну да, малыш отправляется на прогулку и рисует себе фиолетовым мелком
дорогу и луну: -

 


А потом дерево, монстра, море, корабль и так далее:

 


Пока на последней картинке не засыпает в своей постели:

                  

На самом деле, этот курносый карапуз в ползунках - популярнейший герой
книг, сериалов и фильмов для американской малышни аж с 1955 года.
Придумал его Крокетт Джонсон, “самый ленивый человек на свете”,
иллюстратор, автор комиксов и художник-абстракционист.

 

“Гарольд и фиолетовый мелок” - это, конечно, гораздо больше, чем книжка. Это
самый первый урок искусства и одновременно сборник идей для занятий с
детьми. Он создан именно для развития воображения детей от двух до
четырех лет. Как и Гарольд, малыш этого возраста постепенно включает в
сферу своего внимания предметы, словно бы “рисует” их в своем сознании.
Стоит ребенку с помощью этой книжки, мелков и родителей войти во вкус
создания собственной вселенной, остановиться уже невозможно. Так что у
“Гарольда” есть все шансы стать настольной книгой. Или напольной. Или
наасфальтовой - в зависимости от погоды.


М. Рей, Х. А. Рей “Любопытный Джордж и воздушный змей”






 










Вы наверняка знакомы с Джорджем.







Он маленький, любопытный и непоседливый. Еще он - обезьянка и герой
книжек Ханса Аугусто Рея и его жены Маргарет. Книжек прекрасных, это все
поняли еще в 1941 году, когда была издана первая из них. Читатели сразу
потребовали продолжения - и Реи написали остальные шесть. Это классика
классик мировой детской литературы. И, кстати, любимая книжка Форреста
Гампа  - не потому что он был глупый, а потому что всю жизнь оставался
ребенком в душе.




"Розовый жираф" постепенно издает эти книги и вот дошел до четвертой, “Любопытный Джордж и воздушный змей”. Все в переводе Григория Кружкова.

 
На этот раз Джордж честно собирается играть дома с мячом и никуда не
выходить. Но мяч ускакал к окну, а за окном и сад, и озеро, и лодка, и
друг Билл. Усидеть на месте просто невозможно. Прощай осторожность!





Шел Сильверстайн “Продается носорог”



Григорий Кружков перевел еще одного американского классика.  Шел Сильверстайн -
мастер на все творческие руки: он и писатель, и поэт, и музыкант, и карикатурист, и сценарист. По всему миру его читают уже более 50 лет, а в России до недавнего времени были переведены только три его книги: “Щедрое дерево”, “Полтора жирафа” и “Лафкадио”.

И вот появилась еще одна - “Продается носорог”.
В этой книге он действительно продается. И покупается. А потом используется в домашнем хозяйстве. Например, вот так:



Рисунки Сильверстайна по-настоящему смешные, такие, чтобы дети похохотали от души:



А еще чтобы незаметно для себя они учились смотреть на вещи (в данном
случае - на одну очень большую вещь) с непривычной точки зрения:



и переворачивать все с ног на голову:


А эти умения, как известно, лежат в основе творческого подхода к жизни.

Переходим к книжкам потолще.

Наталья Нусинова “Курячий бог”




Курячий бог - это гораздо забавней, чем куриный. Но значит, в общем-то,
то же самое - сердоликовый камешек с дыркой посередине, талисман на
счастье. Безделушка, конечно, но вот Теминой маме почему-то кажется, что
она попала в больницу именно потому, что потеряла своего куриного бога,
подарок мужа.

Наконец-то Тема понял, что делать, чтобы мама поправилась! Отправиться
на дачу вместе со своей не в меру деловой, но надежной подругой Кирой и
отыскать пропавший камешек. Их ждут подозрительные личности в дороге,
недоверчивые сторожа, почти вещие сны с участием Артемиды и оборотня, а в
конце - находка поинтереснее курячьего бога.


Наталья Нусинова, киновед, дочь писателя и сценариста Ильи Нусинова, автор “Приключений Джерика”, написала очень правильный и хороший детский роман.





Родители Темы любят друг друга, но это не картонная идеальная семья, а
настоящие чувства. Строгая бизнес-вумен в итоге понимает, что
амбициозность и карьера - не для всех. А немного самолюбивая и вредная
Кира с самозабвением ищет чужого котенка и спасает щенка от обычной
печальной участи маленьких и никому не нужных собак.




Натали Бэббит (лауреат премии Ньюбери за книгу "Knee-Knick Rise") "Вечный Тук"





Эта история началась с трех событий:


“На рассвете Мэй Тук сел на свою лошадь и отправилась в лес, что начинался прямо за околицей деревни Лесная Прогалина, чтобы встретиться с Майлзом и Джессом, своими сыновьями - как она делала раз в десять лет.
Около полудня у Винни Фостер, чья семья владела этим лесом, терпение наконец лопнуло, она решила, что пора сбежать.
А на закате у ворот Фостеров появился незнакомец. Он кого-то разыскивал, но кого именно - не говорил”.




Казалось, они не имели друг к другу никакого отношения, но, по словам Натали Бэббит, “иногда события могут связываться самым невообразимым образом”. И вырастать в удивительный роман, затягивающий, как омут, и захватывающий, как американские горки.



Многие помнят, как в детсве вдруг они поняли: ничто не вечно. Умрут бабушка и дедушка, умрут родители, умрут и они сами. Поняли и плакали, или застывали, оглушенные, или думали, что раз все заканчивается, нет смысла делать что-либо.
Роман Натали Бэббит - о том, как это пережить. О бесконечном круге жизни
(помните вступительную песню к первому “Королю льву”?), о гармонии, в которой уравновешиваются жизнь и смерть, о том, что все должно уходить, чтобы пришло что-то новое, что время должно течь, а бессмертие на самом деле - это не дар, а наказание.



(это не первые иллюстрации Полиной Бахтиной для "Розового жирафа". Началось все с книги Валерии ординарцевой “Видимое невидимое” )

Шэрон Дрейпер. "Привет, давай поговорим"



 












Человек, который только садится читать эту книгу, и человек, оторвавшийся от нее
через некоторое время, отличаются существенным образом.
 

Первый с размаха плюхается на диван с книгой, или открывает ее в автобусе,
стараясь не упасть на поворотах, или тихо листает под партой, пряча в
рюкзак при приближении учителя.
 

Второй прислушивается к своим ощущениям, пытается сосредоточиться на том, как
он ходит, как двигает руками, как ест, как разговаривает, и что было бы, если бы он всего этого делать не мог.


Дело в том, что роман Шэрон Дрейпер как раз  о такой девочке. За всю свою одиннадцатилетнюю жизнь Мелоди ни произнесла ни одного слова. Не прошла ни одного шага, не обняла ни одного человека, не прожевали ни единого куска пищи.  

Ее тело - неудобная клетка для чуткой души и прекрасно развитого мозга, о феноменальных способностях которого не подозревает никто, кроме, пожалуй, мамы. Но в один прекрасный день Мелоди приходит в голову идея, которая даст ей возможность высказать все, что накопилось за одиннадцать бессловесных лет.

Книга Шэрон Дрейпер, писательницы, учительницы и мамы “особого” ребенка, достучится до любого сердца. Она как прививка, которую всем делают в роддоме: как именно это случилось, мы не помним, но след остается на всю жизнь. Тот, кто посмотрел на мир глазами ребенка в инвалидной коляске вряд ли когда-нибудь захочет показывать на него пальцам, дразнить или смеяться. А может, вообще, решит стать мэром и сделать, наконец, пандусы в подъездах и лифты в метро.  



На сегодня все! Приятного чтения.